ПЕРВАЯ СОВЕТСКАЯ ЛЕСБИЯНКА работала сотрудником ВЧК

За последние месяцы худощавый брюнет в очках в роговой оправе, говорящий по-русски с заметным акцентом, вечно в поисках каких-то никого давно не интересовавших документов, стал завсегдатаем московских архивов. Аспирант Торонтского университета Дан Хейли работает над диссертацией по истории гомосексуальности в России в первые годы советской власти. В первую очередь его интересуют документы, свидетельствующие об отношении к гомосексуалам психиатров и юристов. Подход этот довольно традиционен для западных ученых.

— Русского исследователя, собравшегося заниматься этим вопросом, — говорит Хейли, — поджидали бы большие трудности, например, в общении с сотрудницами библиотек и архивов. Я редко говорю, что меня интересует сама тема гомосексуальности, а прошу материалы, в которых, на мой взгляд, может быть что-нибудь важное. Они видят, что я серьезный человек и научно исследую эту тему, поэтому стараются мне помочь. Еще для меня делается скидка — я иностранец, а, на их взгляд, иностранцы могут заниматься чем угодно.

— Работая в московских архивах, вы нашли что-нибудь, что бы вас особенно заинтересовало?

— Да. Это история одной женщины. Она оказала большое влияние на психиатров того времени. О ней я прочитал в нескольких источниках: в журнале «Советская юстиция», «Судебная психиатрия», в Архиве ученого медицинского совета. Евгения была мужеподобной лесбиянкой, «бутч», как сказали бы сегодня в Америке. В 16 лет, во время революции, она встретила библиотекаршу, и это было началом ее первой любви. Их отношения продлились два или три года.

Она работала в ЧК. Исправила свои документы, приделав имени мужское окончание, и вступила в брак с женщиной — кажется, в 1922 году. Но властям, когда они узнали, что в браке состоят две женщины, это не понравилось. Против нее началось судебное дело, которое она проиграла.

Вскоре ее уволили из ЧК. Чтобы иметь средства к существованию, она стала выдавать себя за представителя местных властей, и в 1926 году была задержана милицией. После попала в руки психиатров. Дальше я ничего о ней узнать не смог.

В «Судебной психиатрии» за 1927 год было процитировано несколько отрывков из ее дневника. Там о себе она говорит как о человеке среднего пола — так она понимала то, что случилось с ней. Она говорила о нескольких теориях гомосексуальности того времени. Из ее дневника ясно, что она знакома с работами Фрейда и Хиршфельда.

В 1929 году несколько психиатров спорили о людях «среднего пола» и о том, что делать с этими людьми. Во время этой дискуссии были заслушаны отрывки из дневника Евгении, и дальнейшее обсуждение шло в рамках того, что они узнали из дневника.

В той дискуссии участвовал московский психиатр Гамашкин. Он сказал, что видел в своей практике много гомосексуалистов, что это является проблемой не только Запада, в частности немцев, как тогда это преподносилось, но и России. Но он коллегами, кажется, не был услышан. А во время первой пятилетки так изменилась структура общества и психиатрии, что эти вопросы, на мой взгляд, вовсе исчезли.

— А может, хорошо, что психиатрия мало занималась гомосексуалами?

— Да, ее внимание было во вред им.

— Как отличается история геев в России в 20-е годы от того же периода на Западе?

— Русские позднее, чем на Западе, стали идентифицировать себя в качестве гомосексуалов. Евгения, например, думала о себе как о человеке среднего пола и не пользовалась словами «гомосексуалист» или «лесбиянка».

— Появятся ли результаты вашего исследования в России?

— Я бы хотел этого. Но пишу я по-английски, книга должна будет выйти в Канаде. Это обязательно, чтобы найти работу профессора на родине. После я надеюсь перевести ее на русский язык.

Беседу вела Елена ЧЕРНЫХ,

(Информбюллетень «Центр «Треугольник»)


Источник: “https://operkor.wordpress.com/2012/10/25/первая-советская-лесбиянка-работала/#more-36064”

ТОП новости

Вход

Меню пользователя